Завершается год, когда в детсадах и школах столицы было внедрено инклюзивное образование

Конец года – естественный момент для подведения итогов. Из 26 тыс. проживающих в столице детей-инвалидов правом обучаться со здоровыми детьми смогли воспользоваться лишь несколько сотен. Многие педагоги отказываются иметь дело с такими учащимися. Не спасают даже специальные центры, которые готовят детей-инвалидов к учебе в обычных школах.

Школа №1381 «Ковчег» называет себя первой российской школой, в которой начали преподавать инклюзивное образование. Здание из красного кирпича напоминает частный дом. Внутри уютно, как дома. По словам директора Романа Реуэля, дети с физическими и умственными недостатками могут не только учиться в общеобразовательной школе, но и дружить с обычными детьми, ходить вместе в походы, а по окончании школы получить полноценный диплом о среднем образовании.

На первом этаже, устроившись на мягких диванах, сидят мамы и бабушки – ждут, когда их особенные дети закончат учиться и пойдут с ними домой. Одна из женщин, представившаяся Ларисой, рассказывает: «Нам диагноз поставили в четыре года – аутизм. В детском саду нам посоветовали посещать коррекционный класс. Мы посещали, и к семи годам сын уже считал и писал. Но когда мы пошли в школу, 31 августа нас поставили в известность, что не набрали коррекционный класс, и мы пошли в обычный. В начальной школе он учился в классе из 26 человек. Там ребенок был забитый, затертый. А сейчас он говорит, занимается музыкой, играет на двух инструментах».

Бабушка, представившаяся Светланой, пришла за внуком, который учится в седьмом классе. «В четыре года ему поставили диагноз аутизм, потом – шизофрения. Мы учились в другой общеобразовательной школе. Очень трудно было учиться. Дети были жестокие. Оттуда нас отправили в школу восьмого вида (для умственно отсталых детей. – «НИ»). То, что мы попали сюда, – подарок судьбы», – говорит Светлана. Хотя признается, что ее внук учится хоть и в обычной школе, но «по индивидуальной общеобразовательной программе».

В коридоре другой инклюзивной школы №1447 очень шумно. Полчища детей плюхаются на большие черные диваны перед раздевалкой. Среди них заметны те, кто явно имеет синдром Дауна. Однако чувствуют себя эти дети, если смотреть со стороны, вполне комфортно. Специалист по лечебной физкультуре Дмитрий Коршунов говорит, что в школе учатся около тридцати детей с разными отклонениями. Учатся по своему, особому расписанию. С ними занимаются тьюторы из числа родителей и сотрудников школы, а также психологи и логопеды. По словам Коршунова, нагрузку в школе нужно дозировать: «Ребенок с умственной отсталостью может числиться в шестом классе, но, по сути, не участвовать ни в образовательном процессе, ни в инклюзии. Не нужно пытаться уровнять умственного отсталого ребенка с нормой».

В школьном дворе хохочут две девочки. На вопрос, есть ли в их классе ученики «с особенностями», девочки, оказавшиеся шестиклассницами, отвечают: да, учится с ними такой мальчик. Возле девочек собираются их одноклассники. «Я с ним дружу», – вступает в разговор один из мальчиков. И добавляет: «Со мной в школе никто особо не дружил. И с ним тоже. Вот мы и подружились».

ДЕТИ-ИНВАЛИДЫ БОЯТСЯ ПОСТУПАТЬ В ВУЗЫ
Более 90% преподавателей и студентов вузов настроены лояльно к обучению инвалидов в их вузе. Настороженно к студентам-инвалидам относятся 3% студентов и 5% преподавателей. Таковы результаты представленного на днях опроса «Студенты-инвалиды в российских вузах». Опрос был проведен по заказу Российского союза ректоров в 214 вузах, где обучаются 8 тыс. студентов-инвалидов.
Самые распространенные инструменты образовательной поддержки студентов-инвалидов: дистанционное обучение (применяется в 25% вузов), безбарьерная инфраструктура, такая как лифты и пандусы (в 18% вузов), индивидуальная траектория обучения (18%), обеспечение студентов-инвалидов компьютерами с доступом в Интернет (12%). Общежитиями, приспособленными для проживания инвалидов, располагают 9% вузов.
Чаще всего студенты-инвалиды учатся на экономистов (28%), медиков (16%) и педагогов (12%). Наименее популярны инженерные специальности (3%) и связанные с культурой и искусством (2%). По словам президента Московского государственного технического университета имени Н.Э Баумана Игоря Федорова, многие инвалиды не верят, что смогут получить диплом вуза: «Большинство детей-инвалидов не могут посещать общеобразовательную школу – нет там подходящих условий. Такие дети состоят на надомном обучении, которое, по сути, не дает никакого образования. Поступать потом в вуз они просто боятся».
Многих инвалидов не устраивает очная форма обучения. Студентка Московского городского психолого-педагогического университета (МГППУ) Виктория Федорова говорит, что ее друзья, которые «сидят в инвалидных колясках и имеют нарушения опорно-двигательного аппарата», тоже хотят поступить в МГППУ на факультет информационных технологий. Однако «далеко ездить они не могут, а обучение на факультете только очное». Инвалиды же просят сделать так, чтобы вуз можно было посещать раз или два в неделю.
Иногда инвалидов попросту отказываются принимать в вузы. Студент МГУ Александр Куракин рассказывает, как вначале пытался поступить «в рядовой вуз, который находится возле дома». Куракину ответили, что в вузе нет пандусов. «Я сказал, что мне пандусы не нужны, я приспособлюсь. А мне открытым текстом ответили, что все равно не примут, потому что я потребую пандусы».

Автор: Мария ВАСИЛЬЧЕНКО

(статья подготовлена по материалам газеты Новые Известия)



Оставить комментарий